Робинзон Крузо как самый известный дауншифтер

В последние дни прошлого года я заново перечитал “Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо” – первый раз, как и все мальчишки, я читал книжку в детстве. Внезапно, во взрослом возрасте книжка воспринимается не только как роман про приключения и то, как из говна и палок соорудить себе кров и стол.

Оказывается, немалая часть романа посвящена размышлениям героя об обстоятельствах, в результате которых он завис на 28 лет на необитаемом острове. Дело не в кораблекрушении, а в череде жизненных решений, принимаемых в течение, по-моему, восьми лет. Раз за разом Робинзон отказывается от размеренной и безопасной жизни на берегу, пускается навстречу переменам, испытывает судьбу, и наконец, огребает по полной.

Большинство из нас, городских клопов, слегка завидует приключениям дауншифтеров, круто поменявших свою жизнь и уехавших в страны своей мечты, где тепло, красочно и экзотично, но риски потерять в итоговом качестве жизни как нигде высоки. Да, говорит наш герой, крайности в жизни соответствуют крайней радости. Но и крайней же печали. В то время как “обычная жизнь” с обычной рутинной работой достаточно безопасна. И достаточно пресна. Само собой, вопрос выбора правильного пути остается в романе открытым, потому как в итоге Робинзон Крузо даже в своем печальном положении неожиданно приходит к счастью и гармонии, и даже агитирует в пользу своего острова других лишенцев.

Я не страдаю недостаточной расчетливостью, но иногда, как и все, пристрастно смотрю на вещи. Книжка мне попалась, определенно, вовремя. Всем потенциальным дауншифтерам – ребята, почитайте.

Под катом – размышления о рисках и профитах, которые автор излагает через отца героя. Мои родители, дай им бог здоровья, очень на него похожи. И так же как герой романа – не могу их позицию опровергнуть, но и поддержать полностью тоже не могу. Вернее так – нет у меня четкой границы того, на что я готов ради эйфории радости. А у вас с этим как?

з.ы. Одноименный фильм с Пирсом Броснаном – говно, не тратьте время.

Отец мой, человек степенный и умный, догадывался о моей затее и предостерегал меня серьезно и основательно. Однажды утром он позвал меня в свою комнату, к которой был прикован подагрой, и стал горячо меня укорять. Он спросил, какие другие причины, кроме бродяжнических наклонностей, могут быть у меня для того, чтобы покинуть отчий дом и родную страну, где мне легко выйти в люди, где я могу прилежанием и трудом увеличить свое состояние и жить в довольстве и с приятностью. Покидают отчизну в погоне за приключениями, сказал он. или те, кому нечего терять, или честолюбцы, жаждущие создать себе высшее положение; пускаясь в предприятия, выходящие из рамок обыденной жизни, они стремятся поправить дела и покрыть славой свое имя; но подобные вещи или мне не по силам или унизительны для меня; мое место – середина, то есть то, что можно назвать высшею ступенью скромного существования, которое, как он убедился на многолетнем опыте, является для нас лучшим в мире, наиболее подходящим для человеческого счастья, избавленным как от нужды и лишений, физического труда и страданий, выпадающих на долю низших классов, так и от роскоши, честолюбия, чванства и зависти высших классов. Насколько приятна такая жизнь, сказал он, я могу судить уже по тому, что все, поставленные в иные условия, завидуют ему: даже короли нередко жалуются на горькую участь людей, рожденных для великих дел, и жалеют, что судьба не поставила их между двумя крайностями – ничтожеством и величием, да и мудрец высказывается в пользу середины, как меры истинного счастья, когда молит небо не посылать ему ни бедности, ни богатства.

Стоит мне только понаблюдать, сказал отец, и я увижу, что все жизненные невзгоды распределены между высшими и низшими классами и что меньше всего их выпадает на долю людей среднего состояния, не подверженных стольким превратностям судьбы , как знать и простонародье; даже от недугов, телесных и душевных, они застрахованы больше, чем те, у кого болезни вызываются пороками, роскошью и всякого рода излишествами, с одной стороны, тяжелым трудом, нуждой, плохим и недостаточным питанием – с другой, являясь, таким образом, естественным последствием образа жизни. Среднее состояние – наиболее благоприятное для расцвета всех добродетелей, для всех радостей бытия; изобилие и мир – слуги его; ему сопутствуют и благословляют его умеренность, воздержанность, здоровье, спокойствие духа, общительность, всевозможные приятные развлечения, всевозможные удовольствия. Человек среднего состояния проходит свой жизненный путь тихо и гладко, не обременяя себя ни физическим, ни умственным непосильным трудом, не продаваясь в рабство из за куска хлеба, не мучаясь поисками выхода из запутанных положений, лишающих тело сна, а душу покоя, не снедаемый завистью, не сгорая втайне огнем честолюбия. Окруженный довольством, легко и незаметно скользит он к могиле, рассудительно вкушая сладости жизни без примеси горечи, чувствуя себя счастливым и научаясь каждодневным опытом понимать это все яснее и глубже.

 

Написать ответ

*
Введите латинские буквы\цифры, показанные на картинке
Anti-Spam Image