Национально-музыкальные открытия

Во всех путешествиях за рулем я слушаю в машине местное радио. “Русское радио – Брянск” в Брянске, башкирское национальное в Башкирии, и так далее. Не скажу, что местное радио всегда передает местный колорит, скажем, в Татарстане мне ездили по ушам певицей Нюшей с песней про чудо, а Урал я проходил с задолбавшей уже за то лето песней “Одиночество-сука”. Финское радио “Ювяскюля”, одноименнное с городом, порадовало Игги Попом.  Но иногда через радио удивительные меломанские открытия. Песни на казахском, например. Язык и национальные музыкальные мотивы покорили меня. Однако, найти понравившиеся песни в сети я, конечно же, не смог – ведь ни слова не понятно и ни одного исполнителя по имени я не знал.

Прошло почти два года. В плеере музыки из Вконтакта в практически случайном поиске нашлась “казахская колыбельная”. Исполнителем значился коллектив “Мюзикола”. Я знал, вернее, просто слышал про него как группу одного хита – “Девочки в платьице белом”. Все, наверное, слышали. Оказывается, группа богата почти десятком альбомов мелодичных и добрых песен. Вокалистка – совершенно очаровательная женщина. И у них целый альбом на казахском.

Такая музыка в моем мире должна играть в краю гор и степей.
Мюзикола – Ай бопем (Колыбельная)

P.S. Для вновь прибывших из Вконтакта и ЖЖ. В этом блоге несколько сотен самых разных настроений и на разные темы. Рекомендую.

Музыкальный момент. Спасибо клипмейкерам Jasper Forks

Оказывается, заметок на тему музыки в отдельные моменты жизни у меня собралось уже несколько, а еще больше я думал, но не написал. Пожалуй, эта тема  станет отдельной рубрикой, объединенной тегом “музыкальный момент”.

Пару лет назад в ротации на радио гонялась мелодия Jasper Forks – River Flows in You. “Пам-парам-пам, пам-парам-пам” – все слышали 100500 раз, наверное. В последний день того лета, вернее, в ночь, я взял старт самой длинной на тот момент поездки в своей жизни. Я собрался в одиночку пересечь половину России, весь Казахстан и вернуться обратно. Предстартовый мандраж усугубился температурой около 38, проводы и старт получились скомканными,  я пришел в себя только в середине дня, сидя за обедом в знакомом вологодском ресторанчике. Только там я снова почувствовал что я – в путешествии.

Через несколько часов я уверенно гнал машину на юго-восток. Дорога представлялась весьма смутно – разные карты давали противоречивые данные о том, куда ехать. Наступала ночь. Курс на задворки Вологодской области. Редкие деревни и редкие машины. Никакого волнения больше нет – организм втянулся в работу водителем, рефлексы работают безупречно. Улыбка, взгляд далеко вперед. Расслабленная поза в удобном сиденье. Одна рука на руле, вторая свободна, около нее бутылка питьевого йогурта и пакет с овсяным печеньем. О том пакете печенья как символе трогательной заботы и нежности, я как-нибудь напишу отдельную заметку:)  И эта простая, ритмичная, бодрая мелодия. Jasper Forks – River Flows In You. Впереди меня ждали 8000 км темных лесов и пещер, голубых озер, бескрайних степей, крутых гор и удивительных городов, но в тот момент – 130 км\ч, узкая серая лента асфальта и музыка.

Были и приключения – зажопские гостиницы, острые дорожные ситуации, после которых облегченно выдыхалось что-то вроде “фу, бля, обошлось”, ремонт в ситуации “ну, в этой СТРАНЕ вашей запчасти точно не найти” (100% успех ремонта), поиски куда ехать, романтические авантюры. Даже тот единственный раз, когда за мной гнались бандиты, был в этой поездке.

А сегодня, спустя два года, за обедом в обычном городском кафе я увидел клип на эту песню. Автомобиль, путешествие, горы, скалы, волны и леса. Погони и приключения. И даже намек на вампиризм – привет, овсяное печенье)) – сегодня как нельзя кстати. Видео под катом.
Читать целиком »

Моим попутчицам посвящается

IMG_3236Ночь. Не та, которая “белая”, а настоящая, темная. Двухполосное загородное шоссе. На дороге с нами редкие ночные машины. Около земли фары режут дальним светом темноту, а с высоты черного неба светят звезды. Легкая приятная усталость, когда уже не хочется лишних бестолковых движений, но руки, ноги и голова четко управляют машиной. Романтика.

В мягком велюровом кресле Фокуса я привык ездить развалившись, практически лежа. Тихонько улыбаюсь дороге. Одна рука на руле, вторая свободно лежит между сиденьями. “Мужские руки сильные держат руль” – поется в популярной песне, но это не про меня – даже обутый в широкие катки, Фокус на крейсерской скорости легко рулится двумя пальцами. Какая она, эта скорость? Гей-локатор, известный в народе как антирадар, тихонько молчит себе на торпеде, и на спидометр я не смотрю, по ощущениям примерно 120-130 км\ч. А может быть и нет – плавный, без рывков и лишних маневров ход нивелирует ощущение скорости.

В салоне не жарко и не холодно, в самый раз. Из динамиков играет красивая спокойная музыка. Неважно какая. Наверное, про любовь, нежность и романтику. Пусть будет про любовь, нежность и романтику. Можно даже грустную. Я слушаю музыку и ловлю себя на том, что управляю машиной как будто в ритм звучащей композиции.

Кидаю взгляд по зеркалам, на долю секунды задерживаюсь на правом. Как будто бы на правом зеркале. На самом же деле там, справа, я ловлю глазами улыбку. Улыбка, поджав ножки, уютно устроилась с плюшевой подушкой на пассажирском сиденье.
“Мы не слишком разогнались?” – тихонько спрашивает улыбка. А ее глаза блестят. В начале нашей поездки она спрашивала это чаще, сейчас же смысл в словах совсем другой. Конечно, я улыбаюсь, и машинально отпускаю на пару секунд педаль газа до ощущения замедления. Снова улыбка. За следующие минуты мы незаметно вернемся на исходную скорость полета, но улыбка этого даже не заметит. Так всегда – многим поначалу мой стиль вождения кажется чересчур быстрым и агрессивным, потом же всем нравится. Ведь это так классно – плавно, быстро и безопасно лететь вперед, вдогонку за дальним светом фар. Из динамиков играет красивая спокойная музыка.

Моя следующая машина будет с АКПП, чтоб правая рука была свободна от переключения передач. Сейчас же рука лежит около рычага, и случайно встречается с коленкой улыбки. Впереди появляется место для обгона, и кидая рычаг на передачу вниз, рука на секунду прикасается к коленке. Коленка, бывшая еще несколько часов назад нежной и пугливой, замирает, но не отодвигается. Улыбаясь про себя, завершаю обгон, возвращаю пятую передачу, кидаю взгляд через зеркало на оставшуюся позади машину. И снова боковым зрением выхватываю справа улыбку.

В очередной обгон тупорылый хомяк-колхозник за рулем соседней машины внезапно бросается под удар. Они так регулярно делают, потому что смотреть по сторонам и быстро соображать не обучены, поэтому даже уже не нервируют. Сложившаяся в дальняках привычка оставлять при маневрах огромные по городским меркам дистанции до соседних машин в очередной раз оказывается полезной. Водительские рефлексы срабатывают быстрее сознания: картинка обстановки вокруг(куда уходить?), замыкание, электрический ток по нервам, короткое “би-би”, быстрое движение рулем в сторону, газ в пол, уход от удара, возвращение на курс, взгляд по сторонам(что у нас получилось?). Все это пронеслось за секунду. И только потом сознание выдает беззлобную, спокойную оценку виновнику острой ситуации: “ептваюмать, зайчик, что ты творишь-то?”. И короткую ремарку себе: “Андрюша, ушами не хлопай!”. Справа вместо улыбки легкое замешательство. “Милая, все под контролем. Не бойся”. Действительно, все под контролем, даже не сознательном, а быстрым и четким рефлекторным. Улыбка возвращается.

Дорога идет по холмам. Свет фар разрезает ночь. Впереди идущий грузовик дважды моргает правым поворотником. Короткий взгляд по зеркалам, вперед, и мы исполняем быстрый плавный обгон. Навстречу приближается пара желтых огоньков.
– Смотри, там встречка! – подсказывает улыбка.
– Ага, пасибо, вижу.
Конечно, эту встречку я видел и запомнил еще с соседней горки. Но так приятно услышать простые слова заботы и подсказки. Я ухожу от грузовика вперед еще на десяток метров вперед, чтобы не подрезать почем зря неповоротливого большегруза и быстро ухожу со встречной полосы обратно на свою. Расходимся со встречным. Включаю дальний свет. Коротко моргаю аварийкой грузовику. Спасибо, братан, удачи тебе. И тебе, моя улыбка, спасибо. Ты хорошая.

А еще улыбка, бывает, свернувшись калачиком спит на заднем сиденье. Это волшебное ощущение. Движение становится плавным до предела, ни одного лишнего раскачивания. Вот очередной маневр на трассе. Кидаю взгляд через плечо назад – нет, не разбудил. Спит калачик на заднем сиденье. Из динамиков играет красивая спокойная музыка. Ночь. Не та, которая “белая”, а настоящая, темная. Двухполосное загородное шоссе. На дороге с нами редкие ночные машины. Около земли фары режут дальним светом темноту, а с высоты черного неба светят звезды. Легкая приятная усталость, когда уже не хочется лишних бестолковых движений, но руки, ноги и голова четко управляют машиной. Романтика. Ночь. Полет нормальный.

Саундтрек к этой заметке. Не имею понятия, о чем поет по-испански исполнитель, но песня как нельзя лучше попадает в настроение длинных перегонов. Во всяком случае в мое настроение.
Julio Iglesias – La Carretera

Впереди Беларусь, Карелия, Финляндия и тысячи километров ночных дорог. Терапия неврозов, источник впечатлений и драйва, один из рецептов счастья.

Круговорот несправедливости в музыке

Моя бывшая жена Оля жаловалась на несправедливость российской эстрады по отношению к ней. Дескать, песнями ее обделила она и обидела. Есть прекрасные песни про Анастасию (“ты явилась весны красивей”), Катю (“до чего ж ты, Катя, хороша”), и прочие “с днем рождения, Вика”, а ей досталась только придурошная “спит-спит Оля с кем попало”. Справедливость, впрочем, я частично восстановил, откопав “Менуэт” Чижа (“знаешь, Ольга, если б я был танцором, я станцевал бы для тебя менуэт”), одну из немногих нормальных песен Гарика Сукачева с названием “Ольга”, а однажды в машине у клиента подслушал задорную песенку “Леля” группы “Ленинград” (“Лёля, фотокарточку твою, как партбилет я на груди храню”).

Так вот, Лёлечка, с сегодняшнего дня ты не имеешь больше морального права гнобить нашу эстраду, ибо ее главная жертва носит теперь другое имя. Перебирая по пути домой радиостанции в автомагнитоле, в хит-параде “Нашего радио” я обнаружил песню, бьющую наповал не только обидным текстом, но и самим названием. Название нового хита Евгения Маргулиса простое и хлесткое. “Таня дура”.

Комментарий ведущего оказался гениален: “Я думаю, все Тани всей Земли теперь напишут песню “Женя – дурак!”